Моя седьмая поездка в Боливарианскую республику Венесуэлу.

Фотографии, сделанные другими устройствами, и с чужих фотоаппаратов.

На этой страничке собраны фотографии, сделанные с телефона и планшетника, а также с чужих фотоаппаратов, так как я опять замочил свой фотоаппарат на атолле Сомбреро. Теперь жду, когда приедет гарантийная группа, через которую мне вышлют новый. Но чехла для подводной съёмки не будет. Буду думать о подводной съёмке по приезду в Москву. Ну, это не так страшно, потому что я уже почти везде побывал на Карибском побережье Центральной Венесуэлы и в национальном парке Моррокой. А потом, ожидается, что переедем вглубь Южно-американского материка. Поэтому основные съёмки предвидятся на суше.

В коралловой лагуне внешней стороны атолла Сомбреро. В коралловой лагуне внешней стороны атолла Сомбреро. В коралловой лагуне внешней стороны атолла Сомбреро. В коралловой лагуне внешней стороны атолла Сомбреро.
В коралловой лагуне внешней стороны атолла Сомбреро.    
       
Последний снимок моего фотоаппарата. Видно, что уже проникла вода. Памятник Антонио Хосе Сукре перед Военно-Техническим Университетом в Маракае, поставленный по распоряжению Конституционного Президента Венесуэлы Хуана Висенте Гомеса от 15 ноября 1922 года. Памятник Антонио Хосе Сукре перед Военно-Техническим Университетом в Маракае, поставленный по распоряжению Конституционного Президента Венесуэлы Хуана Висенте Гомеса от 15 ноября 1922 года. Памятник Антонио Хосе Сукре перед Военно-Техническим Университетом в Маракае, поставленный по распоряжению Конституционного Президента Венесуэлы Хуана Висенте Гомеса от 15 ноября 1922 года.
Последний снимок моего фотоаппарата. Видно, что уже проникла вода. Памятник Антонио Хосе Сукре перед Военно-Техническим Университетом в Маракае, поставленный по распоряжению Конституционного Президента Соединённых Штатов Венесуэлы Хуана Висенте Гомеса от 15 ноября 1922 года.
       
Памятник Антонио Хосе Сукре перед Военно-Техническим Университетом в Маракае, поставленный по распоряжению Конституционного Президента Венесуэлы Хуана Висенте Гомеса от 15 ноября 1922 года. Дворец Правительства штата Арагуа в Маракае. Дворец Правительства штата Арагуа в Маракае. Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара.
Сукре снимает шляпу, как Симон Боливар Дворец Правительства штата Арагуа в Маракае. Памятник Симону Боливару на площади его имени. Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара.
       
Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара. Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара. Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара. Памятник Хосе Антонио Паэсу, первому Президенту Венесуэлы, на площади Боливара.
       
Игуана на площади Боливара совсем не боится людей, и даже готова брать угощение из рук. Игуана на площади Боливара совсем не боится людей, и даже готова брать угощение из рук. Игуана на площади Боливара совсем не боится людей, и даже готова брать угощение из рук. Игуана на площади Боливара совсем не боится людей, и даже готова брать угощение из рук.
Игуана на площади Боливара совсем не боится людей, и даже готова брать угощение из рук.
 
Памятник Симону Боливару на фоне самого здания в Маракае.Памятник Симону Боливару на фоне самого здания в Маракае.   Новые венесуэльские денежные знаки 1000 и 2000 боливаров. Новые венесуэльские денежные знаки 1000 и 2000 боливаров.
 
В национальном парке Анри Петтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха Кокуисас, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. Вот эта коллекция корней и стала темой моего посещения зоны отдыха.
В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. Деревья врастают в камни, а на них устраиваются лианы и эпифиты. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их.
  На этом дереве здорово укоренились эпифиты, а само она вросло корнями в камень. Деревья врастают в камни, а на них устраиваются лианы и эпифиты.  
       
В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их.
  А здесь такое переплетение корней и стволов, что непросто определить, где что и чей.  
       
В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. А это - досковидные корни. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их. В национальном парке Анри Питтье, названного в честь его основателя швейцарского географа и ботаника, при въезде из Маракая по дороге в Чорони есть зона отдыха, где я наблюдал, как удивительно корни тропических деревьев врастают в камни горных пород, постепенно раскалывая их.
  А это - досковидные корни.    
       
От этой веточки отрастают корешки и так может образоваться новое дерево, связанное с предыдущим. Просто красивые цветы. А каменные глыбы здесь вот такие большие. Не знаю, как называется эта птица, словно ворон с жёлтым хвостом, но её я также встречал в Эквадоре.
От этой веточки отрастают корешки и так может образоваться новое дерево, связанное с предыдущим. Просто красивые цветы. А каменные глыбы здесь вот такие большие. Не знаю, как называется эта птица, словно ворон с жёлтым хвостом, но её я также встречал в Эквадоре.
       
Не знаю, как называется эта птица, словно ворон с жёлтым хвостом, но её я также встречал в Эквадоре. Не знаю, как называется эта птица, словно ворон с жёлтым хвостом, но её я также встречал в Эквадоре. Вид на Маракай при подъёме на холм Отель Маракай. Вид на Маракай при подъёме на холм Отель Маракай.
    Вид на Маракай при подъёме на холм Отель Маракай.  
       
Вид с гор на озеро Валенсия. Вид с гор на озеро Валенсия. Когда я приближался к вершине, всё чаще встречные люди мне говорили: "falta poco (осталось немного)". Я спрашивал: "Чего?" "До контейнера". Большинство доходит до того места и возвращается. Это вид с того места на Маракай.
Вид с гор на озеро Валенсия.   Когда я приближался к вершине, всё чаще встречные люди мне говорили: "falta poco (осталось немного)". Я спрашивал: "Чего?" "До контейнера". Большинство доходит до того места и возвращается. Это вид с того места на Маракай.
       
 Это вид с того места на Маракай. Он для них - такая веха! А я пять лет назад даже не обратил на него внимания. А вот сосну запомнил. Ну, а для меня как и в тот раз, дальше была тропинка в горах. Пройдя по тропе и оглянувшись на сосну и контейнер.
  Он для них - такая веха! А я пять лет назад даже не обратил на него внимания. А вот сосну запомнил. Ну, а для меня как и в тот раз, дальше была тропинка в горах. В прошлый раз мы вернулись из-за дождя, а в этот раз я пошёл далеко по тропе. Пройдя по тропе и оглянувшись на сосну и контейнер.
       
Вперёд по горной тропе. Плакат на туристической тропе с отметками высоты и расстояний. Дальше открылся вид на шоссе Маракай-Чорони. И вид на гостиницу ПИПО Интернасьональ.
Вперёд по горной тропе. Плакат на туристической тропе с отметками высоты и расстояний. Дальше открылся вид на шоссе Маракай-Чорони. И вид на гостиницу ПИПО Интернасьональ.
       
И вид на гостиницу ПИПО Интернасьональ. А это, когда я уже стал спускаться к зоне Кокуисас, где ранее фотографировал корни.    
  А это, когда я уже стал спускаться к зоне Кокуисас, где ранее фотографировал корни.    

Испанский мир  О Венесуэле